Шолом, Гость | RSS

Воскресенье, 24.09.2017, 09:50

Дотянем?
Отметим?
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Ахтунг! Опрос!
Зацени сайтик
Всего ответов: 111
Внедряем микроблогинг

Блог


Главная » 2011 » Декабрь » 24 » Nemiroff. Смерть бренда.
15:56
Nemiroff. Смерть бренда.

В последнее время нас постоянно спрашивают: Что с Немировым?
Где бухло?
Официально заявляем: Мы не виноваты! Это хохлы кипишуются.
Мы только расхлёбываем!

Вот, ознакомьтесь:






Суть конфликта в NEMIROFF


1. Основание компании Nemiroff и ее развитие
Компания Nemiroff основана Глусь Степаном Карловичем в 1992 году, в г. Немиров, Винницкая обл., Украина. Глусь Степан Карлович является одним из лучших экспертов в отрасли на пост-советском пространстве, удостоен ряда наград, удостоен звания «Заслуженного работника пищевой промышленности». Автор всех рецептур продукции, выпускаемой под брендом Nemiroff. Нынешний акционерный состав образовался только в 1997 году, когда Глусь Степан Карлович пригласил в бизнес Беллу Финкельштейн (20%), Якова Грибова (20%), Анатолия Кипиша (17, 46 %), Виктора Кипиша (17, 46%). Семья Глусь владеет блокирующим пакетом 25%+2 акции. Между акционерами подписано Акционерное Соглашение, которое регулируется Британским Правом. Александр Глусь, сын Степана Глусь, построил российский бизнес компании Nemiroff, основав и возглавив Торговый Дом «Nemiroff» в Москве в 2002 году. С 2006 года, Александр Глусь является президентом Управляющей Компании Nemiroff (Украина), председателем Совета Директоров компании Nemiroff Vodka Limited, BVI( до 2011 года), главой Наблюдательного Совета Дочернего предприятия «Украинская Водочная Компания «Nemiroff» (Украина). В 2006-2008 годах Александр Глусь провел масштабную реструктуризацию бизнеса, целью которой было объединение активов компании в единый холдинг, оптимизация бизнес процессов и построение прозрачной модели управления и отчетности. С 2006 года, компания проходит ежегодный аудит (аудитор PriceWaterhouseCoopers). Под руководством Александра Глусь в 2010 году компания Nemiroff впервые за историю своего существования заняла 1 место (в денежных и натуральных показателях) на рынке Украины, а также уже 8 лет остается лидером на рынке России среди украинских производителей.

2. Продажа компании
В 2009 году, часть акционеров компании – Анатолий Кипиш, Виктор Кипиш, Яков Грибов,  Белла Финкельштейн решили продать свою в долю в компании Nemiroff . Начался процесс подготовки к продаже части акций. Со второй половины 2010 года начался финальный этап переговоров с потенциальными покупателями, а именно Brown Forman Group (Finlandia, Jack Deniel’s и т.д.), CEDC (Bols, Zunbrovka, Парламент, Журавли, Зеленая Марка), STOCK Spirits Group (Stock, Keglevich, Limonce итд) и Русский Стандарт. Важно отметить, что практически все компании, заинтересованные в покупке Nemiroff, не имели опыта в соответствующей сфере хозяйственной деятельности (производство алкогольных напитков) в Украине, и, соответственно, намеревались выкупить пакет акций «продающих» акционеров с условием, что «действующие» акционеры семья Глусь продолжат управлять хозяйственной деятельностью.

3. Причины появления проблем в Nemiroff
В то время как переговоры продолжались и были близки к успешному завершению, Анатолий Кипиш и Яков Грибов начали создавать давление на управляющего акционера Глусь, с тем, чтобы получить дополнительные выгоды при выходе из бизнеса. Давление выражалось в блокировке ряда ключевых сделок компании: закупка бутылки, заключение контрактов с поставщиками энергоносителей необходимых для производства, расчетов с контрагентами. Несколько сотен подобных фактов имели место в 2010 году. Данные блокировки существенно осложняли операционную деятельность компании и приводили к ухудшению положения компании на рынке. Данные действия грубейшим образом нарушали Соглашение Акционеров. Логика таких действий была следующей – Грибов и Кипиш продавали свою долю акций, стоимость которых рассчитывалась исходя из результатов 2009 года. Поэтому все провалы бизнеса, вызванные такими блокировками, должны были лечь на «остающегося» управляющего акционера Глусь и на будущего покупателя их доли, который бы ощутил бы финансовые потери в первой половине 2011 года, после предполагаемой продажи. Это должно было стимулировать управляющих акционеров Глусь, прогнутся под давлением Якова Грибова и Анатолия Кипиша. Кроме того, умышленно блокировались оплаты с компании Nemiroff International Limted (компания группы, которая поставляет продукцию на экспорт за пределы СНГ) в пользу производственной площадки -Дочернего предприятия «Украинская Водочная Компания «Nemiroff». Такие блокировки приводили к нарушению украинского валютного законодательства – валютная выручка за экспортируемые товары должна возвращаться «резиденту-экпортеру» в течение 180 дней. Данное нарушение создавало риск привлечения к уголовной ответственности директора украинской компании, которым является Алла Глусь – мать Александра Глусь. Для того чтобы не сорвать сделку, управляющий акционер Глусь даже взял на себя большую часть гарантий при выходе из бизнеса Грибова и Кипиша. Но Грибов и Кипиш на этом не остановились, и решили «дожать» Глусь, запросив дополнительных 20 миллионов долларов из собственных сбережений в обмен на то, что они выйдут из бизнеса, не создавая дальнейших проблем.

Кроме того, при аудите состояния дел в компании в рамках процесса продажи, Александр Глусь обнаружил факт недостачи денежных средств на счетах компании в 2003-2004 годах в суме около 17 млн. дол. США. Дело в том, что в тот период, функции финансового директора исполняла сестра Якова Грибова – Белла Финкельштейн. За те же года, группа компаний не смогла пройти аудит, за который бралась компании Ernst&Young.  Данная сума была списана со счетов компании группы в пользу компаний Cumamoto Finance Corp., Granul Trade Limited, Stanhope Holdings ltd, Acorton Investments Limited, относящихся к совместному бизнесу Якова Грибова и Анатолия Кипиша – компании ХекроПет (г. Хмельницкий).

4. Начало рейдерской атаки на управляющего акционера Глусь
Учитывая созданное давление и вымогательство дополнительных 20 млн. дол. США, управляющие акционеры и основатели Nemiroff, семья Глусь отвечает отказом требованию обеспечить нерыночных блага Грибову и Кипишу. Далее у Грибова и Кипиша создается новый план по выходу из бизнеса- сперва следует получить быстрый доступ к операционному управлению Группой компаний и установить контроль на расчетными счетами компании, далее создать эмоционального давления на Глусь, заблокировать доступ к финансовой информации, а затем предложить Глусь выкупить их долю за «недорого», чтобы спустя достаточно короткое время перепродать 100 % Nemiroff (с учетом пакета Глусь, который будет получен по значительно заниженной стоимости) 3-ей стороне, тому же покупателю, с которым и велись финальные переговоры. Такая махинация позволила бы Грибову и Кипишу получить около 40 -50 млн. долл. США дополнительно.
5. Рейдерский захват производственной площадки на Украине.

В январе-феврале 2011 года, часть акционеров подписывают нелегитимные решения компании Nemiroff Vodka Limted (BVI) о:

-         ликвидации Управляющей Компании Nemiroff (президентом которой, является Александр Глусь);

-         увольнении с должности Генерального Директора Дочернего предприятия «Украинская Водочная Компания «Nemiroff» (производство, логистика, продажи) Глусь Аллы;

-         увольнении с должности Директора Дочернего предприятия «Алко Инвест Украина» (основные средства Группы).

Все такие решения незаконны, так как на них отсутствует подпись Глусь. На основании данных нелегитимных решений, номинальный директор на Кипре подписывает соответствующие резолюции уже кипрской компании Nemiroff Holdings Limited

Все вышеуказанные решения оспорены в судах Украины, и уволенные руководители восстановлены в должностях. Очевидно, что г-н Кипиш, г-н Грибов и г-н Сорочинский, были разочарованы решениями украинских судов, признающих незаконными решения, имеющие целью сместить руководящий состав основных компании Группы в Украине с нарушением как Украинского законодательства, так и Соглашения Акционеров.

Далее события начинают развиваться в стиле начала 90-х. Продолжая действовать вне правового поля, 15 мая 2011 года Анатолий Кипиш и Яков Грибов организовали незаконный силовой захват ДП «Украинская Водочная Компания «Nemiroff» – основного производственного и логистического актива Группы в Украине, находящегося в городе Немиров Винницкой области. Захват был заснят на камеру скрытого наблюдения – видеозапись данных событий доступна на http://www.youtube.com. В результате захвата производство было остановлено почти на 2 месяца, сотрудники, во главе с Генеральным директором Аллой Глусь не могли попасть на свои рабочие места, а Группа компаний понесла значительные убытки вследствие простоя производственной площадки.

Параллельно, пока завод в Немирове удерживался почти двумя сотнями ребят в спортивных костюмах, создавалось жесткое психологическое давление на семью Глусь – управляющего акционера и основателя копании. Все началось с потока «черного PR», где цинично поливалось грязью доброе имя семьи Глусь. Созывались также пресс-конференции, на которых Яков Грибов и Анатолий Кипиш грозились завести уголовные дела против Аллы Глусь, звучали и другие угрозы. Далее, по наростающей, в мае 2011 года, на дом под Киевом, в котором проживает Алла Глусь, было совершено нападение, но по случайности в доме не оказывается Аллы Глусь, и весь ужас общения с грабителями испытала домохазяйка, после чего не добившись цели, преступники скрылись. По данному факту возбуждено уголовное дело, ведется следствие. Террор распространился и на топ менеджмент и на некоторых сотрудников. Дело дошло и до стрельбы. Так, в июне 2011, атаке подвергся руководитель службы безопасности компании и семьи Глусь. Когда он входил в арку дома, прозвучало несколько выстрелов и пули попали в рамку двери. Это было предупреждением, что в следующий раз выстрелы будут более меткими. Данному инциденту предшествовали звонки с предложениями отстранится от выполнения своих обязательств, иначе проблемы неизбежны. Ведется следствие.

Пока компания парализована и семейство Глусь противостоит циничной рейдерской атаке со стороны Грибова и Кипиша, они присылают предложение о выкупе блокирующего пакета семейства Глусь по «бросовой» цене.

В целом в Украине Александр Глусь выиграл почти 30 судов различных инстанций. В результате чего 1 июля 2011 года предприятие было разблокировано и Алла Глусь, в сопровождении судебных исполнителей и сотрудников спецподразделения Беркут, смогла попасть на рабочее место и оперативно организовать возобновление производства после почти 2-х месячного простоя.

6. Захват офиса и складских помещений в России
20 Июня 2011 года, появляется некий протокол «внеочередного общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Немирофф», согласно которого, действующий директор ООО «Торговый дом «Немирофф», Савинов Григорий Юрьевич смещается с должности Генерального директора общества, и на его должность назначается Железов Владимир Юрьевич. Следует отметить, что соучредителями общества являются ДП «Украинская Водочная Компания «Nemiroff» – 40% и Nemiroff Holdings Limited – 60%. Заседание возглавляет Сорочинский Юрий, действуя от имени ДП «Украинская Водочная Компания «Nemiroff», не имея на то полномочий, поскольку на дату проведения заседания, Глусь Алла являлась директором ДП «Украинская Водочная Компания «Nemiroff». Данный протокол, которым был смещен с должности Савинов Григорий, сейчас оспаривается в судебном порядке, поскольку является нелегитимным. Понимая отсутствие четкой правовой позиции, Грибов и Кипиш организовывают силовой захват офисных и складских помещений Торгового дома «Немирофф» повторяя рейдерский сценарий в Украине. Также стоит отметить, что кандидат в директора Торгового дома «Немирофф» от Грибова и Кипиша является бизнес партнером Анатолия Кипиша по печально известному полимерному бизнесу Сириус Экстружен (ранее ХекроПет, г. Хмельницкий, Украина) и не имеет никакого опыта работы в алкогольной индустрии.

Апофеозом незаконных решений Грибова и Кипиша, следующих за силовым захватом помещений ООО «Торговый дом «Немирофф», могут стать действия, о которых заявил Яков Грибов, а именно – ряд акционеров намеревается заключить лицензионные соглашений для возможности розлива продукции под ТМ Nemiroff на территории Российской Федерации. Яков Грибов и Анатолий Кипиш забыли, что по существующим корпоративным договорам Nemiroff, любые торговые марки могут передаваться в использование, исключительно при подтверждение такого договора абсолютно всеми акционерами.

7. Правовые позиции сторон
Все действия перечисленные выше, являются грубыми нарушениями ряда пунктов соглашения акционеров, подписи на котором поставили все без исключения акционеры. Во-первых, акционеры, подписавшие вышеуказанные резолюции, намеревались обойти требование к кворуму (75%), и принять важные решение без участия представителей от Глусь, что четко запрещено пунктом 3.2.1 (iii) Соглашения Акционеров:

«Кворум собрания Акционеров составляет два или более лиц, присутствующих лично или через представителя, которые в совокупности владеют 75% или более от выпущенных и находящихся в обращении Акций.»

 Без блокирующего пакета Глусь (25+2 акции) кворум отсутствует. Корме того, статья 2.2, пункт 2.2.3 Соглашения устанавливает следующее:

«Каждый акционер обязуется, что ни он, ни его Бенефициарный собственник не будут осуществлять деятельность, которая прямо или косвенно, может оказать неблагоприятное воздействие на хозяйственную и/или операционную деятельность Компании.»

 Описанные выше действия по блокировке деятельности компании есть одним из грубейших нарушений соглашения. Учитывая вышеуказанные факты, Глусь обратился в международные суды различных стран для защиты своих прав. По состоянию на сегодня поданы иски в Лондонский Международный Арбитражный Суд, а также в районный суд Никосии на Кипре. На данный момент уже имеются первые резолюции районного суда Никосии, согласно которым:

Районный Суд Никосии (Кипр) ПОСТАНОВЛЯЕТ И ЗАПРЕЩАЕТ среди прочего: косвенно или непосредственно предпринимать какие-либо действия или принимать какие-либо решения относительно изменения структуры и состава советов директоров дочерних компаний, принимать любые решения относительно изменения Устава и Меморандума компании и ее дочерних компаний, принимать какие-либо решения относительно ограничения полномочий директоров дочерних компаний, отменить, отозвать или аннулировать любые или все доверенности, подписанные или выданные компанией третьим лицам на использование права голоса, которым обладает компания в своих дочерних компаниях, продавать, дарить, закладывать, передавать или любым другим способом отчуждать или обременять недвижимое имущество, зарегистрированное на имя компании  и ее дочерних компаний, которое находится как на территории Кипра, продавать, дарить, закладывать, передавать или любым другим способом отчуждать или обременять движимое имущество, зарегистрированное на имя компаниии ее дочерних компаний, которое находится как на территории Кипра, так и за его пределами, продавать, дарить, закладывать, передавать или любым другим способом отчуждать или обременять любые акции компании и любые акции, принадлежащие компании капитале ее дочерних компаний.

Что правда и что ложь вокруг NEMIROFF?


Не секрет, что в последнее время вокруг ситуации с Nemiroff разворачивается крупный информационный скандал, инспирированный главным образом акционерами компании Яковом Грибовым и Анатолием Кипишем. Поскольку количество публикаций и написанных там несоответствий уже достигло критической массы — необходим публичный ответ. Для того, чтобы понять, что в этой истории правда, что нет, мы обратились за комментариями к главе Наблюдательного совета Nemiroff – А.С. Глусь.

Александр Степанович, судя по публикациям в украинских, а сейчас уже и в российских средствах массовой информации, корпоративная проблема компании Nemiroff до сих пор не решена? Что мешает акционерам прийти к общему решению?

Если быть кратким, чрезмерная жадность денег, готовность из-за нее переступить не только через этику человеческого поведения, через законодательство и деловые договоренности, а также нездоровые амбиции, которые могут очень далеко завести. Ведь основа конфликта, который сегодня терзает компанию – попытка части акционеров крепко «подружиться» друг с другом в старании вытолкнуть из бизнеса владельца самого большого пакета акций и основателя компании. А все утверждения о том, что вот мы хотим заменить руководителя предприятия на независимого менеджера, а нам не дают, что «семья Глусь держится за должности» – слова доброго не стоят, потому что являются просто дымовым занавесом для маскировки истинных целей. А они, после событий, через которые прошла и, к сожалению, продолжает проходить компания, уже очевидны для всех: части акционеров очень бы хотелось получить дополнительно денег за счет выталкивания из бизнеса человека, которого они больше 10 лет называли своим партнером.

Действительно, Ваши обвинения довольно сильные, но чем они подкреплены?

Не мое дело предъявлять обвинение кому-то в чем-то в ситуации, которая сложилась вокруг компании, для этого и существуют компетентные органы. Я могу только изложить события, которые предшествовали возникновению конфликта, а сам он и его последствия сегодня абсолютно на слуху. Итак, приглашение меня на должность в качестве главы совета директоров компании в 2006 г. имело со стороны акционеров абсолютно прагматическую цель. Необходимо было свести в единый, понятный, легко управляемый и финансово прозрачный для владельцев холдинг более десятка юридических лиц, которые составляли тогда группу компаний Nemiroff. У каждой из них был свой независимый руководитель, своя система учета и отчетности, свои планы и видение дальнейшего развития. И между собой они никаким образом системно не взаимодействовали. То есть, на вопрос, сколько и на чем заработал акционер и куда пошли те средства, не говоря уже о том, были ли они израсходованы эффективно, не мог ответить ни один финансист, ни генеральный директор, ни даже президент. Тогда компания вплотную стала перед угрозой падения и разрушения бизнеса. Судите сами: в России, которая обеспечивала нам основные финансовые поступления за счет ежегодного роста продаж продукции на 300-400%, начали вводить систему контроля над производством и оборотом алкоголя, что фактически на год полностью парализовало работу импортеров на этом рынке. В Украине в этот же период компания была вытеснена из «тройки» лидеров продажи стремительным наступлением молодых и агрессивных «Хортицы» и НАТ. А препятствием для дальнейшего развития бренда Nemiroff на западных рынках как раз и стала эта непонятная, непрозрачная структура компании, которая, в частности, не могла пройти никоим образом международный аудит. А это было непонятным и неприемлемым для любого серьезного заграничного партнера.

Судя по тому, как компания чувствовала себя еще до недавнего времени, с задачей Вы справились?

Как я уже отметил, цели на этой должности акционерами были очерчены максимально четко и вопросов у меня не вызвали, так как к тому времени имел достаточный уровень образования и профессионального опыта работы как в зарубежных, так и в украинских и российских компаниях. В частности, к тому времени как раз создал и выстроил представительство компании Nemiroff в России. Таким образом, до 2009 г. с поставленной задачей полностью справился, мы создали международный холдинг Nemiroff с матричной системой управления, прозрачной финансовой системой, оптимизированными бизнес-процессами согласно международным стандартам бизнеса. Отмечу 2 вещи, очень важные для понимания истинных причин сегодняшнего конфликта: уже в 2009 г. компания была полностью готова к работе под руководством независимого управленца, потому что прозрачная и понятная система управления делала ее абсолютно контролируемой для акционеров на всех этапах. И еще: к тому времени уже несколько лет мы проходили аудит известной международной аудиторской компании, и каждый из акционеров получал ежегодно полный и исчерпывающий заверенный независимым аудитом отчет о том, как и куда распределяются финансы компании. Ведь уже в 2009 г. я имел намерения передать свои полномочия руководителя компании независимому управленцу и сосредоточиться исключительно на стратегическом управлении компании в раду акционеров, чтобы иметь больше времени для семьи, трех дочерей, для собственной жизни.

Что же стало помехой?

Как говорят, не сложилось: часть акционеров заявила о том, что они хотят продать свой бизнес. Время для этого было выбрано крайне неподходящее, рынок еще не преодолел стремительного кризиса, хотя мы и прошли его чуть ли не единственными производителями алкоголя на постсоветском пространстве с плюсовыми показателями. Не просто избежав падения продаж, а демонстрируя их рост. И той цены, на которую действительно заслуживает компания, ее могущественный потенциал, на рынке мы бы не получили: в кризис дорого не покупают. Я неоднократно говорил об этом другим акционерам, однако у них были свои весомые причины, лишь бы, несмотря на все аргументы, все же настаивать на продаже. Те причины – срочная потребность в финансировании других своих проектов, которые неожиданно стали перед угрозой банкротства. Вспомните только о достаточно известной сейчас истории многомиллионных претензий банков к хмельницкому предприятию «Хекропет», которое принадлежало моим партнерам. Так что я, наконец, дал согласие, потому что считал для себя неприемлемым делать шаги, которые могут повредить моим партнерам. Соответственно, изменение руководства на этапе продажи компании тоже может повредить акционерам, следовательно, были приняты решения «идти в продажу» вместе, не меняя руководство. Далее эта история уже более или менее известна: мы прошли длинный и сложный путь, было много желающих купить компанию, и по разным причинам, в том числе и в силу внутренних, они не довели до конца операцию покупки. И вот, когда мы уже вышли практически на финишную прямую с «Русским стандартом» и ждали финального предложения, часть акционеров решила попробовать получить дополнительных 20 млн. долл. к той цене, которую обсуждали раньше. Озвучивать ее не буду, скажу лишь, что она абсолютно соответствовала рыночным условиям, в которых мы находились. Итак, сначала акционеры попробовали получить эти дополнительные средства от продавца. Когда не вышло, обратились ко мне: «найди нам дополнительно средства, и мы спокойно выйдем из бизнеса. Если нет – устроим такие проблемы, что пожалеешь». Дальше началась давка и блокирование операционной работы предприятия в старании получить от меня желаемое. Когда же и здесь не удалось, то прозвучали публичные заявления о выходе из процесса продажи и желание передать управление якобы «независимому топ-менеджеру». И цель была одна: понимая, что дополнительных 20 млн. долл. не получат, решили взять больше за счет того, что вытолкнут партнера из бизнеса, за бесценок купят его пакет акций или заберут, если выйдет, а через несколько лет продадут уже 100% акций и заработают значительно больше, чем планировалось. Вот такая история конфликта.

То есть, утверждение, будто Вы всяческим образом противились приходу независимого менеджера и отсюда все проблемы, не соответствует действительности?

Верно, потому что под видом таких якобы кадровых причин стараются скрыть причину намного более глубокую, я уже о ней сказал: получить дополнительную прибыль, захватив часть основного акционера. А история с «независимым менеджером» абсолютно циничная еще по одной причине: тот менеджер не был независимым от всех акционеров ни одного дня. Он действительно работал в компании на должности юриста и после моего прихода изменил место работы и перешел работать к структурам А.Кипиша. И, насколько мне известно, банки сегодня как раз имеют к нему ряд вопросов в деле «Хекропет». Это скажите, какой хозяин, который думает о будущем своего бизнеса, отдаст его в руки человека, который не имеет никакого опыта ни в управлении бизнесом такого масштаба, как наш, ни в понимании специфики алкогольного отечественного или международного рынка?

Как можно сделать выводы из публикаций в СМИ, он имеет сомнительную славу «специалиста» в создании непонятных ряду банков афер. И мои оппоненты за эту кандидатуру держатся насколько крепко, что аж удивительно. Здесь возникает две догадки: или они возлагают на него надежды, как на автора очередной юридической «схемы», но уже по отношению к компании Nemiroff. Или господину Грибову, который на протяжении многих лет был в оперативном управлении компанией, необходимо что-то очень срочно «замаскировать» и для этого «карманный директор-юрист» подходит как нельзя лучше. Ведь в результате систематизации финансовой отчетности и аудита предыдущих периодов – вопросы у меня действительно появились.

История захвата и остановки завода Nemiroff приобрела широкий резонанс. Неслыханное дело, чтобы такой успешный и прибыльный бизнес уничтожать изнутри. Это все равно, что резать курицу, которая несет золотые яйца.

К сожалению, вы правы. Ведь когда попытка получить полный контроль над компанией путем назначения на роль генерального директора основного производства «своего» человека не удалась, в ход пошла тщательно продуманная рейдерская схема. Завод захватили силовым образом, людей не допустили к работе, прекратились производство и отгрузки продукции. И сразу же мне начали поступать предложения продать свои акции по цене значительно более низкой, чем рыночная. Когда и здесь я не уступил, прессу засыпали сообщения о том, что семья Глусь – рейдеры. Подумайте лишь, это звучало из уст людей, которые силой захватили и остановили почти на 2 месяца производство, оставили людей без работы! Идет бесстыдная манипуляция общественным мнением.

Я могу сказать одно, если бы у моих оппонентов был другой противник, скорее всего, дело давно было бы решено. Но одна только мысль о том, что основателя компании хотят вытолкнуть из бизнеса, оставивши его ни с чем, приводит в негодование. Судя по всему, искать общее решение по выходу из кризиса компании, ими же и спровоцированному, мои оппоненты не собираются. Они давно уже все для себя решили и от своего плана отказываться не собираются. О чем красноречиво свидетельствуют события в России.

Корпоративный конфликт приобрел международное значение, в августе он был перенесен в Россию. Как развиваются события в московском офисе компании?

В России господа Грибов и Кипиш использовали ту же схему, что и на заводе в Немирове. С помощью сомнительных документов были приняты решения о замене генерального директора, была изменена фамилия руководителя в государственном реестре. Дальше, прикрываясь якобы легитимной официальной бумажкой, специально подготовленная группа молодых людей спортивного телосложения силой захватила склады и помещение офиса. И вот уже вновь назначенный директор, кстати, как и в Украине, не имея ни малейшего опыта в области или знания рынка, блокирует все оплаты за поставленную продукцию, все отгрузки дистрибуторам. Я с самого начала старался донести до этого, так называемого директора, какой, кстати, сам сознается в том, что его взяли на пару месяцев обеспечить захват офиса, насколько важно не прекращать отгрузку партнерам. Ведь мы находимся в очень высококонкурентной среде в стране, которая называется «родиной водки», список производителей на водочных полках супермаркета содержит не один десяток производителей. И меня не услышали. Значит, компании умышленно наносятся убытки.

Производство водки Nemiroff на Ярославском ЛВЗ тоже остановилось? И учитывая то, что запасы на складе с вашей продукцией не бесконечные, как быстро товар исчезнет из магазинов?

По причине блокирования оплат за поставленную продукцию производство водки Nemiroff на Ярославском заводе приостановлено. Долг компании за изготовленный и доставленный товар перед украинскими и российскими партнерами составляет свыше 9 млн. долларов. Если ситуация не изменится, уже через три недели водка Nemiroff исчезнет с российских прилавков.

Акционеры компании заявили о том, что производство будет перенесено в Россию. Как вы оцениваете такую перспективу?

Эти популистские заявления Я. Грибова ни что другое, как попытка «заигрывания» с российскими властными структурами. А на самом деле, сейчас моделируется ситуация для переноса производства продукции под брендом Nemiroff на «карманное предприятие» части акционеров, где можно получать прибыли, не деля их с основным акционером. Для меня вообще непонятно, каким образом можно наладить технологический процесс, контроль качества продукции без присутствия опытных технологов и специалистов с материнских заводов компании в Украине. Ведь бренд Nemiroff приобрел такую популярность у нашего северного соседа благодаря высокому неизменному качеству своих напитков, их уникальному вкусу. И если потребитель в России раз или два попробует продукт, который будет отличаться от того, к которому он привык и который уважает… Этот шаг станет последним в уничтожении бренда.

Что в таком случае будет с украинским заводом и как сложится судьба 2 тысяч сотрудников?

История и успешность компании тесно связаны с городом Немиров. Бренд носит имя города. В основе водки Nemiroff – неповторимая по своим свойствам вода, такие источники есть лишь на Винниччине. С 1992 года компания укоренилась в Немирове. Уверяю вас, как бы и кому не хотелось, но сердце компании, навсегда останется в Винницком Немирове. Относительно сотрудников – это самое большое богатство компании. Мы очень ценим каждого, кто работал и сегодня работает в компании и признательны за качественную незаменимую работу. Я надеюсь, что такой же командой и через много лет мы будем праздновать новые и новые победы компании.
Считаю, что заявление о переносе производства в другую страну – это еще один шаг из рейдерского плана моих оппонентов, манипуляция общественным мнением. Это еще и попытка вызвать панику среди сотрудников, а также принудить украинскую общественность полагать, что страна потеряет предприятие, которое является одним из самых больших налогоплательщиков региона и лучших работодателей Украины.

Что вы имеете в виду, когда говорите о манипуляциях общественным мнением?

Таких случаев было очень много. Возьмите, например, утверждение о том, что видите ли, владельцы почти 75% акций не могут, дескать, руководить предприятием. Господа, не лукавьте, конечно, можете, но только с соблюдением норм соглашения акционеров и законодательства страны, в которой вы хотите осуществить свои действия. А в соглашении акционеров четко зафиксировано, что ряд решений, в частности и относительно увольнения руководителя предприятия, могут быть приняты советом акционеров лишь при наличии кворума, а это 75% акций и больше. Не говоря уже о том, что трудовое законодательство страны не допускает увольнение человека, который находится на больничном и узнает об этом из Интернета. А как относительно действий регистратора, который, несмотря на действующее постановление суда, запрещающее проводить изменения в управлении компанией, вносит в государственный реестр фамилию, будто легитимного нового директора? Сегодня против регистратора возбуждено криминальное дело, и, насколько я понимаю, без постороннего влияния там не обошлось, слишком уж цинично все делалось. Правоохранительные органы дадут оценку, была ли коррупция.

Я даже не хочу упоминать о том, какие обвинения звучат в адрес моей семьи, как сейчас старательно переписывается история компании, которая будто бы была создана, внимание … в 1997 г. стараниями Я.Грибова и А. Кипиша! Послушайте, вы это говорите винничанам, людям, которые все видели собственными глазами? Пойдите и спросите любого немировчанинна, старше 20 лет, когда и кем была созданная компания. Вам расскажут, если вы по каким-то причинам начали терять еще и память. Вообще, сейчас выбрана очень лукавая стратегия – сыпать подобными обвинениями: кто создал компанию, как и кто получил пакет акций, кто и сколько инвестировал в развитие и так далее – в адрес Степана Карловича. Почему лукавая, потому что опускаться к их уровню он не будет, даже цивилизованным образом вступать в полемику с ними не считает нужным. Я уважаю его позицию, однако же, какие представления надо иметь о порядочности и человеческом достоинстве, чтобы так грязно «ополчиться» на человека, который привел вас фактически «за руку» в бизнес, помог, научил и дал возможность проявить себя и заработать себе? Заработать фактически на деле его жизни, ведь это благодаря отцовскому опыту, профессионализму, порядочности и вере в успех своего дела иностранные инвесторы еще в 1993 г. инвестировали в первое частное созданное им предприятие в области. И на момент, когда стал вопрос о том, чтобы приобщить к делам Я.Грибова и братьев Кипиш на предприятии три линии разлива работали в три смены, был построен новый цех, уже тогда компания была самым большим экспортером водки из Украины. Благодарности он никогда, возможно, не ждал, но получить сейчас такую «благодарность» тоже не надеялся. И время все расставит по своим местам, я уверен.

Удалось ли уже наверстать утраченное из-за простоя завода в Немирове?

Сразу после разблокирования производства мы начали работать на максимальную мощность. Сейчас догнали запланированные объемы по производству. Работа компании идет в обычном режиме, продукция поставляется как на внутренний, так и на международные рынки. За июль-август к бюджетам разных уровней компания заплатила свыше 200 млн. гривен.

Как будут разворачиваться события вокруг компании дальше? Готовые ли вы отстаивать свои интересы в судах за рубежом?

Сегодня безосновательность планов относительно возможности безнаказанно прибрать к рукам чужое очевидна для всех сторон, втянутых в это дело. Уверен, понимают это и мои оппоненты, потому что захват российского представительства можно расценить исключительно как попытку сесть за стол переговоров с позицией «давай договариваться на наших условиях, потому что мы здесь тебе еще проблем можем подбросить». Что показательно, захват состоялся 19 августа, как раз в тот день, когда кипрский окружной суд г. Никосия вынес решение, которое запрещает части акционеров осуществлять какие либо действия, связанные с решением стратегических и операционных вопросов относительно работы компании, в том числе и изменения структуры управления и директоров, распоряжение имуществом и т.д. То есть, никаких юридических оснований для их действий сегодня не существует. А причина такого решения – судом их поведение по блокированию работы предприятия расцененное как такое, что наносит вред компании. И за европейским правом в таких ситуациях суд стоит на стороне компании, имея полномочие защищать ее от негативных действий даже, если их совершают владельцы. Итак, мы имеем сегодня примерно 20 решений судов в Украине относительно правоты нашей позиции. Имеем в нашу пользу решения суда на Кипре (юрисдикция страны Европейского союза), ведь Nemiroff Холдинг зарегистрирован там. Сейчас готовим ряд обращений в суды и правоохранительные органы России, ведь и там сейчас происходит системное нарушение законодательства и прав акционеров. Параллельно готовимся к отстаиванию своей позиции в Лондонском арбитражном суде, потому что основатели Nemiroff Холдинг руководствуются в своей деятельности британским правом. И все же, я продолжаю верить в то, что в этой ситуации здравый смысл и прагматический подход к делу начнут понемногу брать верх.

NEMIROFF не планирует переносить производство в Россию


Основное предприятие компании Nemiroff пока не планирует переносить производство в Российскую Федерацию, сообщил глава наблюдательного совета «Украинской водочной компании (УВК) Nemiroff» (Винницкая обл.) Александр Глусь.
«У нас уже есть компания-партнер в РФ. Я вообще себе не представляю, как можно запустить производство Nemiroff без технологов, без их 20-летнего опыта, без рецептур», – сказал он.
«Полагаю, что это больше похоже на какие-то популистские заявления», – добавил А.Глусь, комментируя слухи в СМИ о планах компании перенести производство водки из Украины в Россию.
А.Глусь добавил, что Nemiroff также пока не рассматривает вопрос о продаже компании.
«Мы действительно были в процессе продажи (в 2010 году – ред.). К сожалению, по моему мнению, из-за нездоровой жадности эта сделка не состоялась», – добавил совладелец Nemiroff А.Глусь.
Говоря о планах Nemiroff на 2012 год, А.Глусь заявил о намерении в ближайшем будущем выйти на рынок Индии, а также развивать бренд на внешних рынках и СНГ, в частности в Белоруссии.
Он также сообщил о расширении ассортиментного портфеля компании до 28 позиций. В частности, в 2011 году УВК начала выпуск нового продукта – водки Nemiroff Distinct.
Nemiroff поставляет продукцию в 72 страны и в прошлом году увеличил реализацию алкогольной продукции на 3% – до 8,29 млн дал. В денежном выражении объем продаж составил 473,6 млн долл., что на 13,6% больше чем в 2009 году.
В Украине компании принадлежат два ликероводочных завода, в России она осуществляет производство на мощностях ОАО «Ликероводочный завод «Ярославский» (входит в ОАО «Росспиртпром»). В октябре 2010 года Nemiroff начал розлив продукции в Белоруссии на мощностях РУП «Минск Кристалл» (входит в концерн «Белгоспищепром»).
В структуру холдинга входят Управляющая компания Nemiroff, Украинская водочная компания Nemiroff, ДП «Алко Инвест», Торговое представительство Nemiroff в России и Торговое представительство Nemiroff в Польше, а также Nemiroff International со штаб-квартирой в Будапеште (Венгрия).
Компания в 2010 году вела активные переговоры о продаже с несколькими потенциальными покупателями, однако они завершились безрезультатно. Основатель холдинга «Русский стандарт» Рустам Тарико в начале марта этого года заявил, что холдинг находится в «активной стадии» переговоров по покупке Nemiroff, несмотря на высказанное ранее нежелание владельцев украинской компании продавать актив.

Если лень читать, хотя бы посмотрите на всю эту свистопляску:



Обычно мы комментируем новости.
Но тут комментариев не будет.
Грустно...
И вообще, это теперь отдельная страна и это внутренние украинские дела...

Но, почему-то очень хочется откопать Хрущёва и переебать ему по лысине,
за то, что Крым этим уродам отдал!

Ну и — пьём отечественное! Поддержим российского производителя!


Просмотров: 5027 | Добавил: alex_shv | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0

Понравился пост? Словил нереальный кайф?

ЖАМКНИ ПИМПОЧКУ! ПОДЕЛИСЬ УДОВОЛЬСТВИЕМ С ДРУЗЬЯМИ В СОЦСЕТЯХ!

 

 

система комментирования CACKLE